РЕФОРМА
Фонд «Общественный вердикт», Русь Сидящая, Новая газета, ПЦ «Мемориал», Команда 29, Московская Хельсинкская группа, Движение за права человека, фонд «В защиту прав заключенных», Уральская правозащитная группа, фонд «Социальное партнерство», «Женщина, тюрьма и общество», Санкт-Петербург. экспертно-правовая группа СТАКС, Красноярск, «Правовая основа», Екатеринбург, Группа Помощи Задержанным (Санкт-Петербург).
ОНК и ФСИН
Предложения Коалиции #БезПыток в связи с планами ФСИН изменить порядок посещения колоний и СИЗО членами Общественных наблюдательных комиссий
ФСИН предлагает внести изменения в Положение, которое регулирует порядок посещения членами ОНК учреждений УИС (Приказ ФСИН России от 28 ноября 2008 г. № 652). Сообщается, что основные изменения касаются правил ведения видео— и фотосъемки. Предлагается для съемок использовать технику ФСИН. Но кроме этих поправок включены другие, которые очень серьезно меняют предназначение ОНК.

Вводится разрешительный порядок, который полностью переводит баланс в пользу ФСИН. Правильная конструкция нормы была бы, если бы при запрете использовать личную технику ОНК у ФСИН была бы обязанность снимать все, что требует ОНК. Такая система в Норвегии — проносить нельзя ничего, но снимается все, на что указывает адвокат/посетитель и пр. Отметим, что Комитет против пыток ООН после рассмотрения официального доклада РФ в этот Комитет указал в своих рекомендациях на то, что России необходимо обеспечить эффективное и независимое функционирование ОНК.

В предлагаемой редакции и пояснительной записке нет ни слова об ответственности должностных лиц. Поэтому предлагаемый порядок становится полностью разбалансированным.
В частности, ФСИН получает больше возможностей для регулирования съемки, но при этом увеличении не возникает ответственность, которая запустила бы адекватную работу предлагаемой новой схемы. Не хватает норм, которые:

  • Вводили бы ответственность за неисправность техники ФСИН;
  • Устанавливали стандарты техники для обеспечения съемки, которая позволяла бы получать изображения надлежащего для официальных разбирательств качества;
  • Вводили бы ответственность за несохранность записей;
  • Вводили бы ответственность за непредоставление записей видеорегистратора сопровождающего.

Кроме того, не установлены сроки хранения записи с видеорегистратора сопровождающего, хотя срок хранения снятого для ОНК материала предлагается установить в 2 года (поправка в п. 15,6). Логично хранить записи видеорегистратора столько же по времени. А также не установлена обязанность предоставлять записи видеорегистратора по требованию членов ОНК.
В пояснительной записке к проекту поправок специально оговаривается, что никаких других изменений в нормативные акты ФСИН не предполагается: «В связи с изданием приказа ФСИН России признания утратившими силу, а также внесения изменений в другие нормативные правовые акты ФСИН России не потребуется».

Самое важное: в проекте закона нет не только прямой обязанности ФСИН все снимать (за исключением каких-то специфически секретных объектов безопасности), но ФСИН вручается полномочие определять относимость события к правам человека и место, в котором возможна съемка.

Поэтому проблема этого проекта Положения не в том, что ФСИН требует снимать на свою технику, а в том, что ФСИН принимает решение разрешать или нет в каждом требуемом случае сам факт съемки и будет определять, что такое нарушение и место, которое допустимо для съемки. То есть устанавливается два барьера, которые выхолащивают саму идею независимого наблюдения. Заинтересованные лица — то есть, учреждения — не должны принимать решения о возможности или невозможности осуществления членами ОНК съемки. ОНК не могут зависеть от решений администраций/сотрудников в тех местах, которые они должны контролировать. Это противоречит целям и задачам общественного контроля.

Кроме того, предлагаемыми правилами создается, по сути, инструмент, с помощью которого ФСИН сможет создавать нужную картинку силами ОНК.

Далее дается оценка предлагаемым поправкам ФСИН.
Пункт 13 Положения
Вмешательство в полномочия ОНК
В предлагаемой редакции п. 13 появляется очень важный нюанс: если то, что обсуждают/выясняют члены ОНК не относится к обеспечению прав заключенных, то тогда беседа членов ОНК прерывается. То есть должностным лицам ФСИН дается право определять, имеет ли та или иная проблема отношение к правам заключенным. Это дает ФСИН фактически неисчерпаемые возможности прерывать работу ОНК и в данном случае происходит фактическое изъятие от ОНК функции по оценке ситуации с точки зрения прав человека/заключенных.

Новая редакция п. 13 следующая: В случае обсуждения членами комиссии вопросов, не относящихся к обеспечению прав подозреваемых и обвиняемых, …, беседа прерывается.

Действующая редакция: 13. Кино-, фото- и видеосъемка подозреваемых и обвиняемых, их интервьюирование осуществляются с разрешения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а также с согласия в письменной форме самих подозреваемых и обвиняемых.

Предложенными изменениями фактически вводится презумпция недобросовестности членов ОНК.
Пункт 11 Положения
Нарушение конфиденциальности
В пункт 11 добавляется важная вещь — весь процесс визита ОНК снимается на видеорегистратор сопровождающего.

Полностью проигнорирован вопрос об обеспечении конфиденциальности общения членов ОНК и заключенных. В частности, предложенные изменения создают коллизию с ч. 2 ст. 23 УИК РФ, когда члены ОНК вправе беседовать с осужденными в условиях, позволяющих представителям администраций исправительных учреждений видеть их, но не слышать. Теперь, если записи будут просматриваться, администрации сразу будет известно о содержании беседы с осужденными.

Не уточняется, в течение какого периода времени должна храниться эта видеозапись.
Пункт 15 Положения
Определение места съемки
Предлагается новый пункт 15,1 Положения. Там уточняется, что съемка может быть в местах, которые определяет должностное лицо УИС. То есть даже при получении письменного согласия заключенного, сама съемка будет вестись там, где укажет администрация. Это также потенциально может привести к тому, что членам ОНК будут отказывать в проведении съемки на том основании, что такие специальные места еще не определены и т. д.

В этом пункте нет оговорки, что решение администрации должно быть подчинено обоснованному требованию обеспечить секретность/безопасность, и запрет может быть связан только с этим. Отсутствие такого условия дает администрации широкие разрешительные возможности.
Пропавшие правила
В предложенной редакции пропал пункт про то, что съемка подозреваемых осуществляется в том числе с согласия должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.
В действующей редакции Положение позволяет осуществлять съемку не только подозреваемых, обвиняемых и осужденных, но и условия содержания, а также съемку объектов, обеспечивающих безопасность и охрану осужденных. В предложенной редакции данные положения отсутствуют. Теперь осуществляется съемка заключенных и в специально отведенных местах. Предложенные изменения потенциально будут препятствовать членам ОНК фиксировать неудовлетворительные условия содержания.

Неясно, кто будет осуществлять съемку: члены ОНК с помощью техники учреждения или сами сотрудники учреждения.

Неясно, почему предлагается исключить п. 2. Этот пункт сейчас звучит так:

2. При осуществлении своей деятельности комиссии руководствуются Конституцией Российской Федерации (Российская газета, 1993, N 237; Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 3, ст. 153; N 7, ст. 676; 2001, N 24, ст. 2421; 2003, N 30, ст. 3051; 2004, N 13, ст. 1110; 2005, N 42, ст. 4212; 2006, N 29, ст. 3119; 2007, N 1 (ч. I), ст. 1; N 30, ст. 3745), Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52 (ч. I), ст. 4921), Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 2, ст. 198; 2001, N 26, ст. 2589; 2003, N 50, ст. 4847), Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473−1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 33, ст. 1316; Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2964; 1998, N 16, ст. 1796; 2000, N 26, ст. 2730; 2001, N 11, ст. 1002; 2002, N 52 (ч. I), ст. 5132; 2003, N 50, ст. 4847; 2004, N 27, ст. 2711; N 35, ст. 3607; 2007, N 7, ст. 831; N 24, ст. 2834; N 26, ст. 3077), Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 29, ст. 2759; 1998, N 30, ст. 3613; 2001, N 11, ст. 1002; 2003, N 1, ст. 2; N 27 (ч. I), ст. 2700; 2004, N 27, ст. 2711; 2005, N 10, ст. 763; 2006, N 17 (ч. I), ст. 1779; 2007, N 7, ст. 830, 831; N 30, ст. 3808; N 31, ст. 4011; N 45, ст. 5418), Федеральным законом от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 24, ст. 2789), Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 14 октября 2005 г. N 189 (зарегистрирован в Минюсте России 8 ноября 2005 г., регистрационный N 7139), Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденными приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. N 205 (зарегистрирован в Минюсте России 14 ноября 2005 г., регистрационный N 7161; 17 марта 2008 г., регистрационный N 11 348), Правилами внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 6 октября 2006 г. N 311 (зарегистрирован в Минюсте России 11 октября 2006 г., регистрационный N 8375), иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регламентирующими деятельность учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

Даже если этот пункт убрать, все эти нормы не перестают быть относимыми и актуальными.
Предложения
Коалиция #БезПыток предлагает внести следующие существенные дополнения в редакцию проекта Положения:
1. Администрация учреждения УИС не может отказать членам ОНК в проведении съемки и в предоставлении записей;

2. Запись должна позволять установить дату и время съемки;

3. Определить, кто будет осуществлять съемку: члены ОНК или сотрудники учреждения. Если сотрудники учреждения, то необходимо закрепить, что они не могут отказать членам ОНК снимать те или иные обстоятельства;

4. Установить, что записи посещения членов ОНК с видеорегистраторов также должны храниться два года и беспрепятственно предоставляться по запросу членов ОНК;

5. Определить, что члены ОНК беспрепятственно могут снимать условия содержания;

6. Установить, что в случае беседы членов ОНК с осужденными и съемки, администрация не может слышать содержания беседы и не может просматривать записи;

7. Установить ответственность за неисправность техники ФСИН;

8. Установить стандарты техники для обеспечения съемки, которая позволяла бы получать изображения в качестве, надлежащем для официальных разбирательств;

9. Установить ответственность за несохранность записей и их монтирование/редакцию;

10. Установить ответственность за непредоставление записей видеорегистратора сопровождающего;

11. Установить, что если в ходе съёмки поступило сообщение о пытках, уголовное дело должно быть возбуждено немедленно, а сотрудники, подозреваемые в применении пыток, должны быть отстранены от работы.
Читайте также: